Особое приглашение

У меня вопрос к ветеранам титульной оппозиции, которые сами никак не решатся взять тапок в руки и присоединиться к революции надежды, да ещё и других отговаривают. Вам что, особое приглашение надо?

Я не понимаю, как это: по всей стране люди, которые двадцать лет наблюдали за беларусской политикой из кустов, выходят на улицы, выстраиваются в очереди, импровизируют как могут, а клуб пикейных жилетов, боровшихся против диктатуры кто с 2006-го кто с 96-го, заняли освободившиеся кусты и погрузились в дебаты о плане штаба Бабарико.

Гомель, 26 июля 2020 г. (фото БелаПАН)

Ну вы-то, разбиравшие брусчатку в 99-м, сидевшие на Окрестина в 2006-м, кидавшие коктейли Молотова в 2010-м — вы должны понимать, что Светлана Тихановская не может себе позволить говорить вещи, за которые её могут снять с выборов? Вас, читавших Оруэлла и слушавших НРМ, надо учить читать между строк?

Не будет ничего кроме того что вы сами между собой распланируете и организуете. Будете сидеть на заборе и поплёвывать семками на очередную волну размахивающего флагами наивняка — ничего и не будет. А может выйти и так, что молодой наивняк и без вас обойдётся. А потом наломают дров, тоже без вашего участия, а вы так и будете сидеть на заборе и кивать головами — мол, мы же говорили…

Ни к чему не призывая, советую иногда выглядывать за забор и следить за тем, что происходит в цивилизованном мире.

Вот например Портленд, штат Орегон. Уже не первую неделю по городу маршируют банды привезенных из других штатов зелёных человечков без опознавательных знаков, которые пакуют протестующих в микроавтобусы, стреляют и избивают.

Вместо того, чтобы утереться и разойтись, жители города продолжают мирные протесты. Недавно очередной хапун был остановлен “стеной мам” — тысячи женщин выбежали вперед толпы и сцепились, чтобы не дать покемонам хватать людей. Потом в подкрепление полевым медикам, которые промывают людям глаза от слезоточивого газа и оказывают первую помощь раненым, пришли дворники с воздуходувками и выдули весь слезоточивый газ с площади, на которой идут протесты. В ответ менты написали в Твиттере: “так нечестно!”

Портленд, 26 июля 2020 г. (фото Washington Post)

В Гонконге примерно то же самое продолжается уже год, там введены такие новшества как похищение баррикад у ментов и “стена зонтиков” против слезоточивого газа и водомётов. Если Портленд надеется продержаться до фумигации Белого Дома в январе, у этих ребят надежда берётся вообще непонятно откуда, помощи им ждать не от кого. Но они всё равно не сдаются, и не ждут указаний из штаба, которого, в общем-то, и нет.

Гонконг, 28 июля 2019 г. (фото Associated Press)

Нет никакого “штаба Антифа” и в Портленде. Обычные люди сами придумывают и выбирают формы сопротивления.

В том, что действия объединённого штаба не сходятся с ожиданиями тех, кто в другие времена пробовал другие методы (которые в итоге не сработали) есть свои преимущества.

Например, децентрализация. Какой смысл собирать всю страну в центре Минска — брать штурмом тюрьму, почту и телеграф? Несерьёзно, вооружённый государственный переворот в Беларуси делать некому и незачем.

Централизация протеста кардинально упрощает логистику подавления этого протеста. Согнать ментов со всей страны в Минск гораздо проще чем разгонять многотысячные толпы в двадцати городах одновременно местными силами.

Если непонятно, какая польза от протеста, размазанного по всей стране, объясню. Я не случайно назвал происходящее в Беларуси революцией надежды. Надежда и правда — самые страшные враги любой диктатуры. Правда о беспрецедентно низком рейтинге пересидента пробудила в людях надежду. Массовые митинги в разных городах — самое очевидное подтверждение этого рейтинга, для которого важнее суммарное количество людей, вышедших на улицы в разных городах в один день, чем сколько из них получилось собрать в одном месте.

Почему так важно, что у людей в головах? Потому любая система — диктатура или демократия — работает только до тех пор, пока в ней находится достаточно людей, согласных её активно поддерживать.

Когда люди перестают верить в ценность денег — рынок обваливается. Когда люди вместо соблюдения законов решают вопросы силой и взятками — демократия скатывается в феодализм.

И наоборот, когда рядовые исполнители системы вместо соблюдения неписаных законов диктатуры начинают соответствовать ожиданиям настоящей демократии, диктатура теряет видимость легитимности и её немногочисленные защитники, как бы хорошо они ни были вооружены, сами оказываются вне закона.

В несправедливой системе людей, довольных своим положением, всегда меньшинство. Соучастие остальных держится на страхе. Покажи им, что можно перестать бояться, что оштрафованным соберут деньги на штрафы, что уволенным найдут новую работу — и диктатура развалится как карточный дом. Развалится, хотя так и будет до самого последнего момента казаться несокрушимой.

И никакие танки её не спасут, если люди, сидящие в этих танках, решат, что безопаснее разбежаться чем быть втянутыми в преступления, за последствия которых потом придётся трястись всю жизнь.

Обещание объединённого штаба что Майдана не будет — это не капитуляция, а завуалированная угроза. Это с одной стороны напоминание о том, какой иной выход может найти народное недовольство, если не дать ему выразиться во всенародном голосовании, а с другой — светящийся знак “выход” в конце коридора. Если вы хотите, чтобы смена власти в стране произошла тихо и спокойно, вам сюда.

Поддерживать политиков — всегда риск, с любым политиком и в любой стране, даже демократической. Демократия предлагает набор средств борьбы с этим риском, но не устраняет его полностью. Вероятность управляемой разводки из Кремля есть всегда, даже с политиками, которые пишут исключительно беларусской латинкой и используют термины “оккупанты” и “колонисты”. Это не повод опускать руки и отсиживаться в стороне от происходящего.

Наоборот, сейчас самое время удвоить усилия по перетягиванию идеологического одеяла на себя, другая возможность популяризировать идею национального самосознания в широких слоях населения Беларуси может уже и не представиться.

А если вы так боитесь, как бы распалившийся братской любовью сосед под шумок не отжал страну, что готовы терпеть ещё 26 лет с тем же гарантом независимости — так вы проспите и демократию, и страну. Даже если этот гарант её так и не сольёт — много ли толку от независимости жителям Северной Кореи?

Ещё одна популярная фобия — боязнь легитимизировать результаты выборов. Не этого надо бояться. Бойкот выборов не даёт ничего, кроме неясности результатов и недоверия к демократии в целом. С точки зрения тётки на избирательном участке бойкот никак не отличить от апатии избирателей, гораздо сложнее пойти на сделку с совестью когда видишь что 80–90% твоих соседей явились на участок с тапком и инстинкт самосохранения начинает сомневаться в том, кого надо бояться больше — его или их.

Спасибо за внимание. Жыве Беларусь!

I have opinions, and I am not afraid to use them.

I have opinions, and I am not afraid to use them.